Интервью

Монументы культуры должны принадлежать вечности

Монументы культуры должны принадлежать вечности

Российский дирижер, народный артист России, художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра Валерий Гергиев в рамках XV Московского Пасхального фестиваля дал два концерта вместе с Симфоническим оркестром театра в Нижнем Новгороде накануне Дня Победы — 8 мая в нижегородской филармонии. В рамках встречи с журналистами дирижер рассказал о своих впечатлениях с концерта в сирийском городе Пальмира, а также о том, чтобы он изменил в архитектуре столицы Приволжья.

- Валерий Абисалович, 5 мая 2016 года вместе со своим оркестром вы дали концерт в сирийском городе Пальмира, где еще совсем недавно велись боевые действия и где казнили ни в чем неповинных людей. Кто были слушателями и как слушали в связи со страшными событиями?

- Этот акт проявления сострадания и поддержки, а с другой стороны акт протеста, несогласия и призыва к объединению, хотя это и звучит наивно. Но если ничего не говорить, то возникает ощущение полного паралича, страха и равнодушия — ведь не у нас же казнили. После такой огромной "работы" российской армии в Сирии, особенно когда добились решающего перелома, понимаешь, если бы не Россия, о Сирии как о стране сегодня бы уже не говорили. Так глумиться над одним из величайших архитектурных памятников, вообще когда-либо появившихся на земле — а это истоки христианства, нельзя. Амфитеатр, в котором мы выступали, это единственное, что сохранило свой почти первоначальный исторический облик. Не надо считает его разрушенным. Но это трагедия, когда гибнут и люди, и вечные памятники.

Наш приезд был связан исключительно с тем, чтобы показать миру, что Россия хотя бы наполовину вернула жизнь величайшему памятнику культурной истории человечества. Раз зазвучала музыка, значит, нельзя говорить о том, что это погибнувший или исчезнувший монумент культуры. Думаю, мало оркестров в мире, которые согласятся полететь в Сирию, даже если вы сильно будете их уговаривать. Таких оркестров в Америке и Европе нет. Такой поступок считается безумием: это страшно, Сирия — страна, в которой идет война. Я нес огромную ответственность за свой оркестр, равно как и в Цхинвале в 2008 году. Никто не думал о том, какой будет концерт, какой будет программа — можно было делать программу более трагического звучания или наоборот, оптимистического. Я хотел, чтобы прозвучал Бах, потому что монументы культуры должны принадлежать вечности и никто не имеет права поднимать на них руку, и мне казалось, что музыка Баха лучше будет это выражать, чем любая другая, даже мощная симфония Бетховена или Шестаковича. В музыке Баха есть спокойствие, величие, философская глубина, а не какой-то порыв за или против войны. В ней нет чисто лирического уклона, чисто наступательного, победоносного или пораженческого уклона.

- Вы в нашем городе не в первый раз. Что, на ваш взгляд, может дать миру в культурном плане Нижний Новгород? Что есть у нас такого, чего нет у других городов?

- У вас есть ансамбль Кремля, а также есть возможность "укоротить" пять — шесть зданий, которые портят вид на Стрелку из Кремля. Мне не понравилось здание торгового центра "Муравей" на Скобе — слишком высокое. Но я не предлагаю взрывать — это не Пальмира (смеется), но можно пару этажей убрать. Несколько зданий рядом замечательно смотрятся, а здание ТЦ пугает, раздражает. То же самое я видел в Киеве несколько лет назад, где одно здание портило вид на город с Днепра. Я мог бы дать благотворительный концерт и собрать хозяину здания деньги на это. Но ведь средства возьмут и ничего не сделают.

Нижний Новгород — один из великих русских городов с богатейшей историей. В том числе культурной. Поэтому впечатления от ансамбля нижегородского Кремля будут еще более чистыми, если тебе не будут "пробивать" голову "стекляшки-здания", некрасивые, агрессивные. Нижний Новгород времен Шаляпина, Рахманинова, Чайковского, конечно, хочется видеть.

- В Московском Пасхальном фестивале участвуют коллективы из зарубежных стран — Сербии, Грузии, Швеции. Видите ли вы для себя актуальным проведение международных концертов в рамках Пасхального фестиваля, чтобы нести русскую культуру?

- Я настолько много выступал на Западе и настолько много пригласил известных людей в свое время, когда это казалось невозможным, что все мои международные амбиции сегодня свелись к нулю. Если бы вы попросили о том, что весь Нижний хочет услышать какого-нибудь американца, я бы сделать это, потому что это интересно вам. Так, во времена СССР ко мне приехал Пласидо Доминго, хотя он специально не приехал в Совесткий Союз. И тогда это имело громадное значение. Стоит заметить, что в те времена выступление оркестра было чем-то из ряда вон выходящих событий.

Я многое сделал, чтобы на Западе Симфонический оркестр моего театра воспринимался как один из ведущих оркестров. Мы много гастролировали. Я 27 лет занимаюсь пропагандой русской культуры за рубежом. Я с оркестром в год объезжаю около 40 стран. В Чили недавно были, в Колумбии, в Мексике, на Кубе. На Кубе мы играли Шестаковича и Прокофьева. Там их очень любят. Билеты стоили 50 центов, даже воду сами себе покупали. Просто сильно хотелось сыграть именно в этой стране.

Алексей Курицын

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Рейтинги
22 Августа