Интервью

"Все – и мексиканцы и аргентинцы – любят Россию и Путина"

"Все – и мексиканцы и аргентинцы – любят Россию и Путина"
Парень с зелеными волосами и пирсингом – Родриго Аргедас – потомок одного из самых известных перуанских писателей Хосе Мария Аргедаса, который был двоюродным братом его прадедушки. Приехал на велосипеде к кремлю Родриго не из Перу, а из здания на соседней улице, где учится уже четыре года. Мы поговорили со студентом института международных отношений и мировой истории ННГУ им. Н. И. Лобачевского о его знаменитом предке, описывавшем в своих произведениях быт и традиции индейцев кечуа, нашей стране, культуре и политике.

– Как относятся к Хосе Мария Аргедасу в Перу? Насколько он известен?

– Сейчас он очень известен. Потому, что увлечение культурой индейцев и народной литературой сейчас играет большую роль. Об этом рассказывают в университетах, в школах. Помимо этого, его любит большое количество высокообразованных перуанцев.

– Что ты сам знаешь о его биографии?

– Он белый (в данном случае имеется в виду что он не индеец – прим. ред.), он родился в богатой семье. Его мать очень рано умерла и его отец женился на другой женщине. Его новая мать его не любила. У него было очень грустное детство. В возрасте шести лет он был отправлен новой матерью жить к индейцам-рабочим, которые обитали рядом с их большим домом. Там он нашел любовь, которую он не получил в семье. Его отец не был с ним и это его огорчало. Именно эту грусть можно найти в его сказках. Настоящие индейцы любят природу, реки, горы, человека. С ними он чувствовал себя хорошо.

– Какое произведение Хосе Мария Аргедаса поразило тебя больше всего?

– Мне очень понравилось произведение "Яуар Феста". "Яуар" – это слово на кечуа. Кечуа – это язык индейцев. История о том, что из-за испанской колонизации их традиции остались на нашей территории. Одна из таких традиций – коррида. Ее адаптировали к индейскому миру. В этой истории индейцы сказали о том, что коррида – для необразованных людей, так нельзя относиться к животным. Они не захотели принимать приказ из столицы и участвовать в корриде, потому, что это чуждая культура. Сейчас мы все понимаем, что относиться к животным таким образом – это плохо. Но в XX веке был другой контекст. Колонизаторы хотели управлять индейцами. Во времена, когда Аргедас писал свои книги, движение за освобождение только начиналось. Мне очень нравится эта книга потому, что она заставляет размышлять о том, как мы относимся к демократии в мире.

– А ты считаешь себя индейцем?

– Я думаю, что в Перу нужно говорить, что мы все индейцы. Я на самом деле нет. Но я люблю, когда меня называют индейцем, потому, что это моя родина, моя душа, моя история. Хосе Мария Аргедас тоже чувствовал, что индейцы – это его семья.

– Его самый знаменитый роман называется "Глубокие реки". Ты его читал?

– Да. Читал в школе. Это очень сложный роман. Это история о молодом человеке Эрнесто, который путешествует со своим отцом по многим городам Перу и видит, как ведут себя взрослые люди. Эрнесто должен выбрать, как жить свою жизнь: для денег или для самого себя.

– А в каком возрасте ты узнал, что ты потомок столь известного писателя?

– Мой отец всегда говорил об этом. Мне близка литература, но только та, что я выбираю сам. Например Аргедас мне нравится, потому, что это настоящая литература. Он описывает мир как он есть.

– А вот если сравнивать его с современными писателями – на твой взгляд выигрывают писатели XX века или современные?

– XX века, конечно. Аргедас очень хороший пример писателя. Я думаю, что он был хорошим писателем именно потому, что он чувствовал весь этот процесс адаптации к двум мирам: миру испанцев и миру индейцев. Ему было очень сложно: несчастливое детство, неудачный брак. Но он все равно продолжал писать. Я чувствую его правду. Это важно для хорошего писателя. Благодаря ему в нашей семье история ментальных проблем всегда обсуждалась. Он "держал мир на своих плечах". Я стараюсь быть другим. Он видел социальные конфликты и не знал, как реагировать. Мы всегда говорим в нашей семье: "Так не делай, так не чувствуй, не грусти!". Потому, что мы знаем о состоянии депрессии. Ведь он умер (Хосе Мария Аргедас покончил жизнь самоубийством – прим. ред.).

– Была ли у него какая-нибудь история любви?

– Однажды он влюбился. Но со временем он сказал, что больше не чувствует интерес. Он разлюбил. Он постоянно встречался со многими девушками, но не всерьез. А потом еще раз влюбился, но тоже ощутил, что интерес уходит. И это всегда было с ним. Он был преподавателем в знаменитых школах и университетах. Пришло время, когда он говорил "Я не хочу работать здесь потому, что чувствую себя плохо". Такая реакция у него была постоянно. И с девушками и с работой и с жизнью вообще. Мой отец говорит, что Хосе убил себя из-за любви. Я наоборот думаю, что это другая история, что у него были ментальные проблемы, что он никогда не принимал то, что он не может контролировать происходящее в мире.

– На твой взгляд то,чем ты планируешь заниматься в будущем – мировая политика и международные отношения – это может реально помочь писателям и поэтам? Связана ли литература с международными отношениями?

– Да, конечно, например многие критики Хосе Мария Аргедаса говорили, что он писал об индейцах потому, что он хотел вернуться в прошлое, когда в стране жили только индейцы. Я думаю, что это неправильно на самом деле. Когда я читаю его – я понимаю, что он хочет сказать, что тогда из-за колонизации, а сейчас из-за глобализации мы все больше и больше друг друга узнаем. Это и плохо и хорошо. Нужно знать, откуда ты: какие у тебя традиции, почему такой цвет кожи, почему ты разговариваешь на своем языке, любишь или нет свою страну и почему? На эти вопросы легко ответить когда у тебя есть идентичность. Идентичность – важная тема в произведениях Аргедаса. Почему мы не ассоциируем себя с нашими корнями? Идентичность – это большая проблема в Южной Америке. У вас в России все наоборот. У вас все любят Россию. Есть люди, которые не любят, но это исключение. А у нас наоборот. Тот человек, который чувствует себя ближе к европейским традициям, чувствует, что он живет в столице, думает у него есть больший статус в обществе. Аргедас говорил, что так думать глупо, потому, что мы все на самом деле братья. Я думаю, что мировая политика связана с литературой в том плане, что сейчас в этом очень маленьком мире нам нужно знать, откуда мы, и знать, какая часть нашей культуры помогает сохранить мир.

– А тебе как-то помогало в жизни то, что ты родственник знаменитого писателя? Может быть ты девушек этим фактом очаровывал?

– Нет, только преподавателей в университете (смеется).

– Какая история из жизни Хосе Мария Аргедаса тебе больше всего нравится?

– Когда его посадили в тюрьму. Он учился в университете "Сан Маркос". Это самый старый университет во всей Южной Америке. Во время его учебы государство пригласило какого-то итальянского фашиста и все студенты объединились и сказали, что не хотят, чтобы он приехал. Аргедас был одним из тех, кто принимал участие в этом протесте. Он знал, что рискует сесть в тюрьму. Но он все равно пошел на протесты и его на восемь месяцев посадили в тюрьму. Я думаю, что это важно, потому, что если у тебя нет идеалов и принципов и ты адаптируешься к ситуации и скрываешь свои мысли, предпочитая быть со всеми, – это очень глупо. Он не был таким. Он пошел на протест.

– А если бы такая ситуация произошла в твоей жизни – ты бы пошел на протест?

– Конечно! В Южной Америке все ходят на протесты.

– Расскажи о своих впечатлениях о Нижнем Новгороде. Что ты думаешь об этом городе?

– Старый традиционный город. Иногда он мне нравится, иногда – нет. Я чувствую, что люди здесь любят этот город. Иностранцы жалуются на зимний холод, но я думаю, что нижегородцы любят свой город. Я думаю, что это хорошо. Ведь любить то место, где ты живешь – важнее, чем впечатления иностранцев. Перу и вообще Южная Америка очень близко к США. Сейчас идет культурная колонизация. Это видно в архитектуре, в языке, в СМИ – во всем. Я приехал сюда потому, что хотел почувствовать другую часть мира. Мне нравится история СССР, мне она очень интересна.

– Я знаю, что у тебя на заставке телефона фотография Путина. Это твоя личная к нему любовь или ты выбрал это фото потому, что он знаменит?

– Я за Путина. Мне нравится Путин.

– Ты бы хотел, чтобы Путин был президентом Перу?

– Все думают об этом. Путин очень знаменит в Южной Америке, невероятно знаменит! Все – и мексиканцы и аргентинцы – все любят Россию и Путина. Все говорят о том, что он очень хороший лидер, что он сильный, делает все быстро и решает проблемы. Но у жителей России и Южной Америки разный менталитет. Я думаю, что Путин подходит вам. Но нам – нет. Я за него потому, что Россия – очень сложная страна, на мой взгляд.

– Если бы ты встретил человека, который никогда ничего не читал из произведений Хосе Мария Аргедаса – с чего бы ты порекомендовал ему начать знакомство с творчеством писателя?

– "Вода". Это сказка для детей. Я бы посоветовал это произведение потому, что люди не знают, что делать с проблемой нехватки воды. В сказке "Вода" говорится о том, что больше нет воды. Встает вопрос – что делать: дать испанцам или индейцам? Конечно индейцам, они сберегут ее. Это очень хорошая сказка о проблеме ресурсов. Сейчас в нашем обществе все, кто хочет решить проблему климата и глобального потепления, должны объединиться с литераторами.

Наталья Денисова

Все новости раздела «Интервью»

Аналитика
Интервью
Рейтинги
25 Апреля